Усыплять нельзя пристроить

Почему муниципальных денег не хватает на отлов всех бездомных собак, а тендеры на контракты с администрацией так боятся зоозащитники в других городах?

Почему фраза: «им дали столько денег», а «собак становится только больше» доводит волонтеров до слез?

И что бы было, если бы Общества защиты животных в Первоуральске не было?

Откровенный материал на PERVO.RU.

1[46].jpeg


Для Общества защиты животных горожане – главная ценность, поддержка и ресурс. Только на доброй воле и благотворительности людей вот уже 13 лет держится зоозащитное движение в Первоуральске. До 2015 года волонтеры вели работу по гуманному регулированию численности безнадзорных животных лишь на средства пожертвований, частных благотворителей и помощи крупных организаций.

В 2015 году программа регулирования численности безнадзорных собак была утверждена и на территории Свердловской области. Однако ПГОЗЖ приняли решение об участие в конкурсе не сразу: госконтракт ¬– это огромная ответственность, большая, неподъемная отчетность и бюрократическая проволока. Это - недовольства и упреки со стороны горожан и администрации. А самое главное, это - огромный объем работ, который победитель тендера обязан выполнить любой ценой. Деньги государства просто так не дают: нужно зарекомендовать себя ответственным исполнителем, вовремя предоставлять отчеты и реально выполнять работу.

С другой стороны, для некоммерческой организации гранты и тендеры – единственный способ выжить. (Если кто-то из вас хоть раз видел волонтеров Общества с красными ящиками для пожертвований, то вы понимаете, что там совсем не миллионы и даже не тысячи рублей). Вторым важным «за» стала ужасающая тенденция: часто на такие тендеры заявляются «живодеры», которые и отлавливают собак зверским способом, и убивают также бессердечно – болезненно и мучительно. Эти люди ищут «легких» денег и находят их: содержать, лечить и тем более пристраивать собаку в новый дом они даже не пытаются. Так, в 2015 году ПГОЗЖ было принято решение впервые подать заявку на тендер в Администрацию города Первоуральск.

За эти 5 лет по муниципальным контрактам новый дом нашли более 3000 отловленных собак. На постоянной основе ПГОЗЖ работает в Первоуральске, Ревде, Староуткинске и Бисерти. С 2019 года к списку городов, где Общество работает по муниципальному контракту, присоединились Верхний Тагил, Кировград, Ачит и Арти. В 2020 начали работу по внедрению Гуманной программы (как называют её в ПГОЗЖ) в Шале и Среднеуральске.

Если в подшефном городе случается ЧП - например, травмированная собака, агрессивная стая или помет щенков, представители Общества всегда стараются прийти на помощь, даже когда действие муниципального контракта уже закончилось.


«Мы не подходим формально к выполнению технического задания (ТЗ) по контракту.

Если уже мы взяли шефство над населенным пунктом, то мы будем делать столько, сколько нужно, чтобы помочь там и людям, и животным.

На самом деле, без пожертвований и средств благотворителей по-настоящему выполнить контракт невозможно: реальные объемы всегда значительно больше заявленных на тендере.

Мы - люди, и бумаги в данном случае вторичны.

Первостепенно для нас - гуманное регулирование численности безнадзорных животных (в прямом понимании этих слов) и реальная помощь людям», – объясняет подход Общества его председатель Юлия Воронина.

Что касается «миллионов, которые им дали». В 2020 году Департамент ветеринарии установил следующие расценки на данные услуги: отлов бездомной собаки – 372 р, транспортировка ¬– 447 р, стерилизация – 1647 р, содержание – 101 р в сутки.

2[45].jpeg

Итого, в среднем на одну собаку эта цифра варьируется от 3500 до 6500 рублей.

Согласно ТЗ, срок пребывания собаки в приюте не может превышать 30 дней, однако большинству животных на реабилитацию и, что очень важно – ПРИСТРОЙСТВО требуется больше времени.

Таким образом, чтобы Программа истинно ГУМАННОГО регулирования численности бродяжек заработала как нужно, зоозащитники должны изыскать и привлечь еще столько же средств пожертвований.


«Такого объема пристроя, как у нас, нет почти нигде в нашем регионе. И делоздесь совсем не в контракте с городом.

Мало отловить, стерилизовать и вылечить бездомную собаку. Самое главное - ей нужно найти новых добрых и заботливых хозяев.

Мы убеждены, что только так - ежедневным и кропотливым трудом, можно реально регулировать численность безнадзорных животных на улицах. А вовсе не жестоким отловом и эвтаназией (усыплением).

Важную роль здесь играет наша работа с населением: популяризация ответственности за четвероногих, разъяснительная и консультационная работа с молодежью, с работающим населением, дни открытых дверей в приюте и открытые уроки в школах.

И даже после пристроя мы продолжаем работать: регулярный патронаж, почти круглосуточные консультации по телефону и даже помощь с визитами к ветеринарам, – мы и наши волонтеры делаем все, чтобы только животные оставались в семье и жили там счастливо», – объясняет Юлия Воронина.


На выполнение муниципального контракта требуются огромные силы, организационные ресурсы и средства. С одной стороны, муниципальные контракты позволяют содержать Приют, давать работу и зарплату людям, которые вкладывают в это дело силы, время и душу.

Многие посвящают спасению животных свою жизнь. Получая муниципальный контракт, зоозащитники направляют средства в нужное русло – на РЕАЛЬНЫЕ мероприятия по отлову, стерилизации, содержанию и лечению животных в Приюте.

Приюты, которые есть в других городах области, зачастую не решаются заявиться на тендер и испытывают дикую нужду – вечную нехватку кормов, лекарств, работников, средств на содержание, лечение и стерилизацию.

1593749470_pervoru-2022[1].jpeg

С другой стороны, муниципальные контракты – это страшная головная боль для руководства ПГОЗЖ.

Это – бессонные ночи, бесконечные мысли, как исполнить все горячие заявки, как одновременно успеть в десять разных мест, как сдержать натиск всегда и всем недовольных жителей, как всё обеспечить, всё закупить. Как распределить средства, которых очень не хватает даже не первоочередные нужды. Как соблюсти все мыслимые и немыслимые нормы ветеринарного и прочего законодательства. Самое главное – как устроить сотни-тысячи собачьих жизней. Надо отметить, что на пристройство животных деньги в рамках муниципальных контрактов не выделяются совсем…


А ведь на пристройство только одно собачки зачастую приходится тратить несколько тысяч рублей. Как это – спросите вы. Приехал человек в Приют, выбрал собаку и увез себе домой. Какие тут могут быть затраты? Увы и ах. Чтобы «заманить» человека приехать за питомцем в Приют, требуется провести громадную подготовительную работу (фото, составление рассказов, распространение информации в соц.сетях, на сайтах и в газетах).

Многочасовые телефонные переговоры – нужно выудить максимум информации и понять – тот ли это человек, сможет ли он хорошо заботиться о четвероногом, не обидит ли. Многие животные доставляются в новые дома силами работников и волонтеров Приюта.

А это – десятки тысяч рублей затрат на бензин и амуницию, т.к. порой собака, которая долгое время никому не была нужна в Первоуральске, находит свою судьбу где-нибудь в Ирбитском, или Камышловском, или Красноуфимском районе.География пристроев ПГОЗЖ очень обширна. Именно то, что волонтеры не боятся расстояний, не жалеют времени, сил и средств на поездки - позволяет обеспечивать такой уровень пристроев бывших бездомышей в Первоуральском Приюте.


Да, для общественной организации решиться на участие в тендере – это сродни подвигу. Ведь общественники изначально не настроены на коммерческую деятельность, коей являются муниципальные контракты. И для них она – вовсе не коммерческая.


4[38].jpeg

Душевная деятельность, которая поглощает всё время и выкачивает все материальные и нематериальные ресурсы. Деятельность, дарующая спасение и шанс тысячам живых бессловесных созданий.

Для участия в тендерах нужна смелость, грамотный подход, глубокие знания и мощный организационный ресурс, у ПГОЗЖ он есть: сильная, сплочённая команда людей, которые знают и любят свое дело.

Так что же было бы, если бы зоозащитников в Первоуральске не было?!В Североуральске, например, где никто вопросами контроля численности безнадзорных животных не занимается, озлобленные и опасные стаи собак заполонили город. Их бессердечно травят и отстреливают на глазах детей в центре города, социальная обстановка накаляется: людям вроде бы и жалко собак, но страшно за жизни родных и детей. В Ирбите орудуют артемовские коммерсанты, ситуация аналогичная. Отлов по ТЗ контракта и реальная помощь животным – две разные вещи, иногда прямо противоположенные. Первоуральску и другим подшефным городам повезло! Избавляя людей от бродячих стай и от необходимости созерцать бедствующих собак на улицах, ПГОЗЖ реально спасает собачьи жизни.

В конце концов, давайте откровенно, дело здесь не только в «бедных» собаках и кошках.

Это - терапия души, тест на человечность для всех нас. Ведь спасая животных, зоозащитники делают счастливее людей.

Полные ежегодные отчеты с данными о поступлении и расходовании средств опубликованы в открытом доступе на сайте Общества защиты животныю





Комментарии (0)

Смерж
30 августа в 11:55, обновлено 13 сентября в 23:54
Комментарий был удалён